«Дайте свет, включите солнце,

Я для вас играю роль —

Кто рыдает, кто смеётся

Над актёрскою судьбой.

Помоги мне, добрый зритель,

В миг трагичного финала,

Ты — мой друг и мой спаситель,

Завтра всё начнём сначала».

Юлия Нифонтова, припев песни «Судьба актёрская» (из репертуара Николая Караченцова)

Незабвенный Николай Караченцов (1944—2018) — актёр-бомба и выдающийся эстрадный исполнитель, легенда золотой эпохи театра «Ленком» и немеркнущая остроконечная звезда отечественного кинематографа последней четверти минувшего века. Про такого артиста не грех сказать: золото высшей пробы. Притягивающее к себе внимание подобно магниту гипнотическое лицо, безупречная пластичность в танцевальных и единоборческих представлениях, редчайший по красоте голос с хрипотцой, становившийся с годами всё более брутальным и завораживающим, а главное — душевное тепло, передаваемое как в талантливой драматической игре, так и в живом общении с массами. В каком бы проекте ни появлялся этот мастер, стремившийся к расширению своего актёрского диапазона до ста восьмидесяти градусов, главным объектом зрительской любви из всего лицедейского ансамбля становилась именно его фигура, даже если его роль была отрицательной или второплановой. Позитивная энергетика Караченцова заряжает нас и сегодня при показе любимых советских кинолент и взятых из телевизионного архива передач с этим человеком. А что говорить о людях старшего поколения, которым посчастливилось в своё время оказаться на спектакле или концерте с участием Николая Петровича?

Первых оглушительных успехов Караченцов добился после тридцати. До этого выпускник Школы-студии МХАТ, попавший по окончании вуза в Театр имени Ленинского комсомола (позже переименованный с его же лёгкой руки в «Ленком»), шесть лет не имел интересных ролей ни в кино, ни в театре. По некоторым сведениям, начинающий в ту пору карьеру Николай даже угодил в «чёрные списки», запрещавшие режиссёрам снимать ряд актёров с внешностью, не соответствующей советскому героическому типажу. Появление Марка Захарова на посту художественного руководителя «Ленкома» в 1973 году способствовало скорому рассвету театра, ставшего одним из самых модных в стране. Тогда же зажглась звезда Николая Караченцова, заслуженно вошедшего в число ведущих артистов труппы. Главная роль в спектакле «Тиль» (1974) — его первый звёздный час, ознаменовавший начало последующей активной, насыщенной и кропотливой, мучительной и счастливой творческой жизни. Граф Николай Петрович Резанов в легендарном музыкальном чуде-спектакле «Юнона и Авось» (до сих пор в репертуаре «Ленкома» с 1981 года) — важнейшая составляющая всей жизни Николая Петровича Караченцова: актёр бессменно тратил себя на сцене в этом образе на протяжении почти четверти века. Первая телеверсия «Юноны» (1983) хранит на киноплёнке тот динамичный, рок-оперный и молитвенный нерв, благодаря которому постановка перевернула с ног на голову театральный мир не только в Союзе, но со временем и за рубежом.

Входным билетом в большое кино для Караченцова стала работа в фильме Виталия Мельникова «Старший сын» (1975) — грандиозное первое перенесение на большой экран произведения великого русского драматурга Александра Вампилова. О молодом актёре, блистательно исполнившем роль Бусыгина, заговорила большая страна. Всю последующую жизнь у Караченцова эта кинокартина оставалась любимой из всех фильмов с его участием. Всего же его фильмография насчитывает около 110 ролей. Как показала практика, киноленты с Николаем Караченцовым в главной роли — это кинопроизведения, ставшие нашим национальным достоянием, как и сам актёр. «Собака на сене» (1977), «Пока безумствует мечта» (1978), «Приключения Электроника» (1979), «Благочестивая Марта» (1980), «Дамы приглашают кавалеров» (1980), «Белые росы» (1983), «Маленькое одолжение» (1984), «Батальоны просят огня» (1985), «Человек с бульвара Капуцинов» (1987) — вот эти нестареющие киношедевры.

Музыкальная мелодрама Бориса Конунова «Маленькое одолжение» широко открыла гениальное вокальное дарование артиста. И хотя уже до этого Караченцов в ряде фильмов, начиная с «Собаки на сене» Яна Фрида, заявил о себе как о профессиональном поющем киноактёре, именно в «Маленьком одолжении» он так вошёл в образ современного эстрадного кумира, великолепно исполнив пять песен Максима Дунаевского, своего близкого друга, что это ещё больше способствовало плодотворному творчеству Караченцова-певца. В дискографии Николая Петровича насчитывается не меньше двухсот песен, многие из которых стали шлягерами отечественного шансона. Артист признавался, что для него важно не столько спеть песню, сколько сыграть её. Часто на своих сольных выступлениях он виртуозно аккомпанировал себе на гитаре. Да и редкий фильм с его участием, выходивший на широкий экран, обходился без его пения.

Конечно, не во всех случаях приглашение Караченцова на роль спасало качество и судьбу фильма. Можно посмотреть эти малоизвестные картины, посчитать их зачётными или незачётными, проверить, так ли интересен и самобытен в них наш актёр, как можно было этого ожидать. Сам Николай Петрович допускал, что до 80% труда в актёрской профессии нередко оказывается браком, и стремился верно следовать заповеди (относимой им в первую очередь к игре на сцене): каждый свой спектакль играть как последний в жизни и в то же время как первый, постоянно лепить не единожды воплощаемый образ с чистого листа. В кинематографе актёр придерживался тех же принципов. Один малоизвестный фильм с участием Николая Караченцова, который вас точно не разочарует, мы назовём: мелодрама Натальи Трощенко «Долгая дорога к себе» (1983). Так натурально и многогранно здесь раскрывается актёр в окружении знаменитых советских киноактрис — Евгении Симоновой, Лилии Гриценко и Татьяны Лавровой, что восхищаешься ещё одной его блестящей ролью. Да и сама кинолента, успешно собранная из сочетаний романтики и рутины, нежности и гнева, прекрасного и ужасного, заслуживает право на вторую жизнь.

В 1990-е годы после развала СССР, когда на оставшееся десятилетие XX века кинопрокат в нашей стране приостановился, Николай Караченцов всё равно продолжал активно сниматься. Из этих проектов к его избранной фильмографии можно отнести фильмы Владимира Бортко «Удачи вам, господа!» (1991) и «Цирк сгорел, и клоуны разбежались» (1997), а также детективные боевики Александра Муратова «Криминальный квартет» (1989), «Д.Д.Д. Досье детектива Дубровского» (1999), «Львиная доля» (2001). Кроме того, отечественного зрителя Караченцов порадовал великолепным закадровым дублированием и озвучиванием Жан-Поля Бельмондо в ряде французских кинокартин. Этих двух актёров ещё роднило то, что они оба практически все сложные трюки выполняли самостоятельно, без привлечения каскадёров. На этот же период пришлось открытие в подмосковном городе Красноармейске Школы искусств имени Николая Караченцова («ШИК»), основанной артистом в партнёрстве и по инициативе его друга — каскадёра Николая Астапова. Наибольших успехов ученики этой Школы добились в степе, коим сам актёр владел в совершенстве с молодых лет (мама Николая Караченцова была легендарным балетмейстером).

О трагической автоаварии, произошедшей в феврале 2005 года и сделавшей актёра недееспособным, едва не погубив его, и о последних почти четырнадцати годах его жизни, состоявших из непрерывного мучительного лечения и счастливого нахождения в кругу семьи и друзей, нам хорошо известно. Будет ли жить кинематограф, как и культура в целом, которой мы дышим, до скончания века? Хочется верить, что да. Доколе кинематограф продолжает жить, остаётся и память о его прекрасных служителях. Одному из них — Николаю Караченцову — каждый из нас, знавший его (лично или по фильмам, спектаклям и песням), пусть адресует заветное обещание, которое сам актёр тысячи раз пел нам от чистого сердца: «Я тебя никогда не забуду!».

Изображения: twitter