Фильм «Курск» (2018) представляли в Канаде режиссёр Томас Винтерберг и актриса Леа Сейду, а также Артемий Солодовников — русский мальчик, не только исполнивший роль, но и произнесший вместе с Винтербергом речь о важности мирового равновесия. Очевидно, что создатели, среди которых был Люк Бессон, рассчитывали на больший эффект. Картина, однако, не вытянула испытания временем и оказалась в тени «Чернобыля» (2019), а детализация сериала Крейга Мазина заставила придираться к некоей небрежности в художественной постановке «Курска» даже в ещё большей степени. Тем не менее, фильм обладает важным для кино эффектом тяжелого послевкусия — несмотря на некоторые эпизоды, которые способны позабавить русского зрителя.

Эпизодическое начало наспех знакомит с главными героями, обитающими среди коробок на мурманском побережье. В центре сюжета — член экипажа Михаил Аверин, которого играет Маттисас Шонартс, открытый Винтербергом архетип бельгийского пролетария для национального кинорынка (сразу после «Вдали от обезумевшей толпы» (2015)). Герои собирают деньги на свадьбу сослуживца Павла Сонина (Маттиас Швайгхёфер) — подводникам не платят жалованье. На свадьбе толкает тост Антон (Аугуст Дилль). Также мы узнаем, что жена Максима Аверина Таня (Леа Сейду) ждёт ребенка, а их общий с Михаилом сын (Артемий Спиридонов) учится задерживать дыхание и подрастает на замену отцу-подводнику. На этом рассказ о бытовой жизни героев заканчивается. Утром они уходят в морской рейд, покидая залитый красотой берег Баренцева моря, и история развивается по принципу исторической реконструкции.

Когда на глубине взрывается торпеда, начинается душераздирающая борьба за выживание в бездыханных пространствах тонущей подлодки. Командование Северным флотом проявляет крайнюю некомпетентность, используя устаревшую технику, долго сомневается, подпускать ли к подлодке норвежцев и британцев, неумело пытается решить вопрос самостоятельно. Британцы же во главе с адмиралом Дэвидом Расселом (Колин Фёрт) настаивают на совместной спасательной операции. Дальнейшая история печально известна, развязка не оставляет иллюзий. Когда в итоге адмирал Грудзинский (Петер Симонишек) получает разрешение от адмирала Петренко (Макс фон Сюдов) к подключению к спасательной операции иностранцев, оказывается уже слишком поздно.

Из картины полностью убрали Владимира Путина, что, вероятно, является желанием Бессона, рассчитывавшего на интерес к фильму в России. Несмотря на обширный материал, режиссёра можно упрекнуть в сомнительных инструментах для продвижения сюжета: таких как, например, спонтанное повышение температуры в торпедном отсеке или череда случайностей, усугубляющих катастрофу. Впрочем, сценарная основа — книга Роберта Мура «Время умирать», — произведение, граничащее с публицистикой, да и сами обстоятельства и происходящее внутри подлодки всего лишь теории, поэтому не будем судить слишком строго. Но в эпизодах со свадьбой Винтерберг позволяет себе откровенную отсебятину. Венчание Павла и его невесты Дарьи (Катрин Розенталь) в маленькой церквушке — по антуражу что восхождение на престол Николая II и Анастасии Федоровны со свитой светловолосых морячков с крейсера «Рюрик» и очень отдаёт началом XX века в Имперской России. А само празднование свадьбы за исключением тостов ну совсем не похоже на что-то русское. Режиссёр дал актёрам, большинством из которых являлись немцы и скандинавы, полную свободу действий, и русский праздник превратился в маскарад немцев и датчан, распевающих краткосложные нордические песни и бурчащих вместо «пиво» «водка», что мало чем отличается от вступительной сцены «Охоты» (2012).  

Однако сей шабаш не лишен обаяния. Томас Винтерберг отлично снимает людей, не экспериментирует, но держит уровень крепкого ремесленника, выросшего из «Догмы» и тяжелых социальных драм. Возможно, без него и без великолепной работы оператора, старого доброго Энтони Дода Мэнтла («Торжество» (1998), «Догвилль» (2003), «Антихрист» (2009)), «Курск» мог бы и правда стать проходной реконструкцией. Но всё, к чему прикасается Винтерберг, в плане драматургии приобретает особую живую и социальную харизму — даже при среднем сценарии и отсутствии ярких персонажей. При этом, что важно, Винтерберг не смакует трагедию, а демонстрирует катастрофу с разных сторон, показывая её местами даже слишком обрывочно.  

Как говорилось выше, фильму не очень повезло. На Западе продюсерский проект Люка Бессона и Ариеля Зейтуна прошел довольно тихо, а до российского проката добрался слишком поздно и сильно после недосягаемого «Чернобыля». Но есть факторы в пользу этой в целом довольно симпатичной и местами тяжёлой картины. Трагедия «Курска» — близко. Это забытая трагедия и гибель людей из-за самоуверенности, которая у нас — почти что историческая хроническая болезнь. И если мы молчим, то за нас об этом расскажут датчане, бельгийцы и французы. Сделают это в привычной манере Винтерберга, когда фильмом бьют в самую душу и любыми способами: историческими и художественными. Человеческая жизнь не имеет национальности, её ценность необходимо осознать каждому, что является очень близким для нас посылом, и фильм «Курск» — доказательство того, что умалчивание тяжелых страниц истории всё равно обретёт голос на волнах глобализации.