Премьера фильма «Снега больше не будет» (2020) прошла в прошлом году на Венецианском кинофестивале. Режиссёры фильма Шумовска и Энглерт уже давно работают вместе как режиссёр и оператор соответственно над фильмами об актуальных проблемах современной Польши («Во имя» (2013), «Тело» (2015), «Лицо» (2018)), но теперь Энглерт также занял режиссёрский пост наравне с Шумовской. Когда оператор попадает в режиссёрское кресло, то всегда интересно смотреть, как он перегрузит изобразительную сторону фильма. В нашем же случае получился, наверно, идеальный дуэт. Самые известные фильмы Шумовской часто выпячивались в своей актуальности, оставляя на втором плане качество самого произведения. Может быть, именно благодаря частичному вовлечению оператора в работу режиссёра новый фильм «Снега больше не будет» гармонично сочетает в себе и изысканную в лучшем смысле слова форму, и глубокое на разных уровнях читаемое содержание.

Трудно определить, когда происходит действие фильма. Скорее всего, это либо наши дни, либо самое ближайшее будущее. Молодой массажист Женя (Алек Утгофф) прибывает неизвестно откуда (выходя из лесных зарослей) в один польский город с одной простой целью — жить и работать по призванию. Практически сразу открываются главные особенности  Жени и его биографии. Женя родился в Припяти (Украина) и в семь лет стал участником всем известных событий, произошедших в трёх километрах от города. Взрыв четвёртого энергоблока на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года прочно вошёл в резюме Жени, и на это любой работодатель не может не обратить внимания. Однако на собеседовании Женя очень быстро получает разрешение на работу благодаря необычным способностям. Массажист оказывается не обычным массажистом. Он способен видеть людей насквозь, чувствовать их недуги, избавлять тело от боли, погружать в транс и даже гипнотизировать. Кроме этого мы увидим и прекрасное владение телекинезом с передвигающимися по столу кружками. Тут передаётся привет «Сталкеру» (1979), кадры выстроены очень близко к финальной сцене фильма Тарковского. Но об этом чуть позже.

Фото ©️ Capella Film

Женя живёт в типичном панельном доме, характерном для бывших стран социалистического лагеря, а работает в элитном районе, где проживают «счастливые» обладатели частных домов. Каждый день Женя накидывает на плечо большую сумку с массажным столом и, будто сросшийся со своим инструментом, отправляется  к нуждающимся в нём состоятельным людям. Сравнительно небольшой богатенький уголок, расположенный на окраине в низине, заселён людьми очень разными. Каждого клиента Жени мучает какая-то личная боль, не только физическая, и сеанс хорошего массажа становится ключом к краткосрочному избавлению от проблем. Поселившиеся в похожих друг на друга белых домах, Женю приглашают к себе богатая домохозяйка (Майя Осташевска), одинокая собачница (Катажина Фигура), медленно умирающий от рака отец семейства (Лукаш Симлат), свихнувшийся солдат в отставке (Анджей Хыра) и прочие, и прочие, и прочие.

День за днём процедуры повторяются, клиентов становится всё больше, а спектр оказываемых услуг расширяется. Со временем становится понятно, что ни один сеанс массажа даже такого волшебного массажиста, как Женя, не может избавить людей от всех проблем. Здоровье не становится лучше, алкоголь и наркотики по-прежнему остаются в ряду употребляемых ежедневно антидепрессантов. Мир вокруг этих людей, в конце концов, ни на долю не преображается. Массаж становится сиюминутным удовольствием, отвлекающим их от самих себя. Но в итоге всё рано и поздно возвращается к реальности. Домохозяйка снова разучивает с детьми французскую песенку для школы, собачница бегает по району в поиске потерявшихся собак, рак всё-таки убивает отца семейства. А ещё метеорологи говорят, что снега больше не будет.

Фото ©️ Capella Film

А волнует ли что-то Женю? За стандартную зарплату элитного массажиста он демонстрирует людям свои сверхспособности, получая за это среди детей прозвище «Супермен». Есть у этого «Супермена» и свой «криптон» в виде собак, от которых он постоянно цепенеет. Эта личная история до конца останется загадкой. По ночам в своей крохотной квартире Женя проваливается в воспоминания о своей матери, умершей, когда он был ребёнком. Случилось это после рокового взрыва, и, судя по всему, для Жени эта смерть стала важным толчком в выборе его странной профессии. Он не смог вылечить мать по неясным причинам: то ли не хватило «сил», то ли они ещё не появились. Как в комиксах супергерой начинает бороться со злом после личной травмы от столкновения с ним, Женя встаёт на путь мести этому миру за его несправедливость. Вечно отрешённый, с холодным взглядом, один раз он сам прорывается криком после пьянки с охранником элитного района о том, что он как Супермен. Но любой супермен в один ужасный для него момент должен понять, что сил его не достаточно для победы над всеобщим злом. Супермен может лишь спасти единицы. Возможно, Женя докапывается до таких мыслей или просто разочаровывается в людях, которых он не смог «спасти» до конца, и поэтому ближе к финалу во время номера с фокусами, в котором массажист вызвался помочь вдове вышеупомянутого отца семейства, местный герой просто исчезает. А снег всё-таки пошёл. Может быть, в последний раз.

Проблематика фильма очень тонко выстроена на нескольких уровнях восприятия. Можно рассматривать фильм в общечеловеческом смысле, но польское кино, очень ангажированное политически, допускает и насущные проблемы. Сквозь мятые, увечные тела людей видятся комплексы, свойственные жителям так называемого постсоветского пространства. Сам Чернобыль можно назвать символом падения Советского Союза. Сила, заключённая в устаревшем энергоблоке, вырвалась наружу, посеяв Апокалипсис и оставив после себя продукты долгого разложения. Можно ли было придумать точнее кадры, описывающие всю суть постсоветского существования, чем снятый путь главного героя до работы под «Вальс №2» из «Джазовой сюиты» Шостаковича? Музыка, сочетающая в себе советский размах торжества, дико слезливую тоску по широким просторам и вечно вставляемый кукиш с подхихикиванием, могла бы стать гимном без слов для любой страны бывших СССР и  стран Варшавского договора.

Фото ©️ Capella Film

Эти бывшие советские люди смогли обеспечить себя по полной, но оказалось, что счастья как не было в социализме, так и нет в капитализме. Вместо того, чтобы счастливо жить, приходится разгуливать в дурацких костюмах на Хэллоуин и отдавать детей во французскую школу в надежде на то, что хоть дети смогут прилично жить согласно высоким стандартам. К вопросу о детях, им в фильме отведено самое интересное место. Жестокие в своей расчётливости, они способны обеспечить себя, играя на слабостях старшего поколения. Некоторые из них объединились для изготовления наркотиков в домашних условиях. В самих детях не может быть и намёка на увлечение наркоманией, они куда умнее взрослых. Холодный ум и тонкий расчёт движет ими, но о направлении этого движения немного жутковато задумываться.

Что касается отсылки к «Сталкеру», показавшему мир победы глобального материализма над верой в чудо, то фильм «Снега больше не будет» продолжает развивать и эту линию. Все чудеса в «Сталкере» на протяжении большей части фильма оставались в голове главного героя, пока финал не заявил о возможности их существования. У Тарковского это выглядело как надежда. Фильм Шумовской и Энглерта рушит эту надежду. Женя гипотетически встаёт на роль выросшей дочери сталкера. Реальное чудо вместе с ним приходит в этот мир, но его, кто бы мог подумать, оказывается недостаточно. Глобальные проблемы превзошли все человеческие границы, ведь человечество вечно сооружает для собственного блага что-то, что больше его самого: бога, государство, Чернобыльскую АЭС. И каждый раз создание жестоко наказывает создателя за ошибки: Средневековьем за распятье, репрессиями за пассивность, радиацией за раздолбайство. Финальный титр фильма сообщает, что по прогнозам в 2025 году снег в Европе выпадет последний раз. Сеанс массажа наших глаз и ушей в кинотеатре закончился. Стоит ли уже что-то делать, кроме как для своей души?


18+ «Снега больше не будет» (2020): в прокате с 11 марта.